Черновик

Vladimir Rabinovich Максим Каммерер , не думаю, что схопили . Чтобы схопить нужна определенная ловкость и координация, а у вашего правительства правая рука не знает, что делает левая. В медицине называется атаксия.
----------------
Vladimir Rabinovich Максим Каммерер , Даже не стану спрашивать, кто такие наши. Были бы наши, у вас не случалось бы таких лаж. А когда кругом юденфрай, то надо обо всем думать самому и за все самим отвечать. Уже даже отсутствие воды в кране на них нельзя свалить, никто не поверит.

(no subject)

Мне скоро 68 лет. Три года назад преодолел границу продолжительности жизни настоящего мужчины. Вчера, когда я вошел в сабвей, весь вагон вскочил, чтобы уступить мне место. Пришлось лечь на сидение, чтобы никого не обижать.

Записная книжка.

Назовите мне самую распространенную русскую фамилию. 'Иванов', скажете вы, а вот и нет. Самая распространённая русская фамилия - 'Аноним'.
------------------------------------------------------------------------
А я ему так и говорю - перестань всех преследовать этим своим троллингом, этим своим спамом, этим своим вайпом, этим своим флудом, этим своим флеймом. Оставь у меня в ленте хотя бы одного юзера, который был бы умнее тебя...
----------------------------------------------
Проблема официальной русской историографии в том, что россияне стали жить долго, так долго, как раньше никогда не жили, и всякий раз, когда российская история заходит на следующий круг, находится все больше свидетелей готовых подтвердить, что вся эта херня в точности случалась прежде не один раз.
------------------------------------------------
В 1999 году я встретился в NY со Стасом Наминым и случайно в разговоре назвал его Чеславом Неменом. Он так обиделся.

(no subject)

А вы заметили, что русские и украинцы оспаривают между собой историческое право любить евреев с особой силой. Беларусы стоят в стороне скромно потупившись.
--------------------
В классе, где я учился между партами проходила черта оседлости.
-------------

Если в одном месте антисемитизма убудет, то в другом его непременно прибудет.

Фельдмаршал, Кнырь и Отелло.

--------------------------------------------------------
- Ты откуда такой? - спросил Фельдмаршал пацанчика в тюремной униформе, который только вошел в камеру и топтался возле двери с большим мешком за спиной, как персонаж рассказов писателя Короленко.
- Я с малолетки. Кнырь моя кликуха. Может слыхали? – ответил юноша.
- Как же, - сказал Фельдмаршал, который обожал такого рода розыгрышы новичков. – Вся Володарка говорит о Кныре.
- Я на стреме стоял, - сказал Кнырь.
- И что, даже не попробовал? – нарочито изумленно спросил Фельдмаршал.
- Очередь не дошла.
- А если бы дошла, попробовал бы?
- Не знаю, - сказал Кнырь. - Попробовал бы. У меня самый большой из пацанов член.
- А почему ты Кнырь?
- Потому, что самый тонкий, - сказал Кнырь.
Камера, которая бросила ради зрелища свои дела и собралась амфитеатром за спиной у Фельдмаршала, засмеялась.
- А что у тебя в кешере? - спросил Фельдмаршал, вдохновленный первыми аплодисменрами. Он сразу заметил некоторую Кныря нервность в отношении огромного мешка за спиной.
Подросток бросил кешер на пол упал сверху и зарыдал:
- Я не виноват!
- В чем, - как опытный педагог, который ведет дознание провинившегося школьника в учительской, - спросил Фельдмаршал.
- Я не виноват, что он красный.
- Кто красный?!
- Свитер, свитер!
- Кнырь, - сказал Фельдмаршал, - встань, умой лицо холодной водой и расскажи все камере по порядку.
Кнырь сел на мешок и сказал:
- А хули там рассказывать. Меня в этом свитере повязали. Это мой детский, в котором я еще в школу ходил, потому, что я не расту почти. Следователь сказал, что в первый же день, когда я попаду на взросляк, со мной сделают то же, что мы пионервожатой.
- Она была просто пионервожатой, или старшей пионервожатой?
- Просто.
- Я надеюсь, что судьи примут это к сведению.
- А почему вы решили трахнуть эту пионервожатую хором.
- А потому, что она поступала несправедливо. Она некоторым нашим пацанам еще в прошлом году на 3-й смене давала, а некоторым не хотела давать вообще. Мы же не просто так ее завалили, мы с нее мужика из профилактория согнали. Мужик кинул и убежал. А что еще оставалось после этого делать....
- Ну, а что будем делать со свитером? – спросил Фельдмаршал.
- Я его порву, - сказал Кнырь.
- Покажи вещь, - сказал Фельдмаршал.
Кнырь взял мешок за уши и вывернул на пол камеры.
- Вот, - он вытолкнул ногой из кучи одежды старенький, заношенный шерстяной свитерок красный, как фонарь в фотолаборатории.
- Какой ужас! – воскликнул Фельдмаршал. – Ты носил этот пидорский свитер!
- Да, - опустил голову Кнырь, - но я не знал, что он пидорский.
- Незнание законов не отменяет твоей вины. Должен был знать! Что с будем с ним делать? - обратился к аудитории Фельдмаршал.
Камера смеялась. Не смеялся только зек, который неделю назад задушил руками свою жену и которому Фельдмаршал на приемке присвоил кличку “Отелло”. Не смеялся Отелло потому, что не понимал их скорый полублатной язык, да и жизнь этих городских ему была не очень понятна.
- Ну, вот, что сказал Фельдмаршал, - для того чтобы проверить искренность твоих намерений, мы подвергнем тебя испытанию. Порвешь этот свитер с трех раз на три части.
- Конечно! – воскликнул Кнырь, схватил свитер, наступил на ногой и принялся тянуть за рукав.
- Так не честно, - сказал Фельдмаршал, без ног, одними руками.
Отелло не выдержал, выступил из толпы столкнул Кныря со свитера, вырвал из рук рукав и сказал:
- Навошта ты рэч сапсуеш. Калі табе не патрэбен, я яго сабе забяру.
- Ты будешь пидорский свитер носить? Да он на тебя не налезет, - сказал Кнырь.
- Нахер мне твой свицер сто гадоу усрауся насiць. Я з яго добрых нiтак нараблю, - сказал Отелло.
- Зачем тебе нитки? - спросил Фельдмаршал.
- Вяроўку спляту.
- А веревка зачем?
- Спатрэбіцца. Можа хто з вас захоча павесіцца.

(no subject)

Пишешь смешно - плачут.
Пишешь грустно - банят.
Пишешь умно - смеются.
Исправляешь умно на глупо - цитируют на майках и пластиковых мешках без указания имени автора.

(no subject)

- Да, у этого чувака есть яйца. Как его хоть зовут?
- Какой-то там Фаберже.

(no subject)

- Ты слишком многого требуешь от природы для себя, - сказала ей подруга. - Зачем это нужно - второй диплом. Ты же не хочешь, чтобы природа отдыхала потом на твоих детях.

(no subject)

- Вы его видели? Сущий дьявол.
- Какой там дьявол - черт из табакерки.

Диалог в личке.

-----------------------------------------------
- А я вот необрезанному не дам.
- А обрезанному?
- А обрезанному - всегда пожалуйста. Сколько угодно.
- А как вы узнаете, обрезанный он или необрезанный..
- Как обычно, посмотрю и узнаю.
- Посмотрите и не дадите?
- Не дам.
- Почему такая строгость?
- Во-первых, это не гигиенично...
- A другие мужские качества вас не интересуют?
- А какие ещё качества?
- Интеллект, деньги, мужество, общественное положение, физическая привлекательность, любовь...
- Ой, я вас умоляю, какие могут быть качества, какая может быть любовь, если он необрезанный.
- Лариса, вы можете со мной расфрендиться, вы даже можете меня забанить, но я должен вам в чем-то признаться...
- Ты необрезанный что ли?
- Нет.
- Почему?
- Так получилось.
- Сколько тебе лет?
- Шестьдесят.
- Ну, так не поздно еще обрезаться.
- А если я обрежусь, вы мне дадите?
- Дам, если у тебя еще что-нибудь после этого останется.