brighton_man (brighton_man) wrote,
brighton_man
brighton_man

Прописка

Прописка.
------------------------------------
- Представляешь, - рассказывал Рабинович своему минскому другу Изе Фишу со слезами в голосе. - Там на таможне в Смолевичах они мне говорят, что нужно прописаться по месту жительства в трехдневный срок, иначе штраф. Побежал я на другой день в эту их контору прописываться. Блядь, старик, ты не представляешь себе какой это ужас. Холодное помещение - какая-то бывшая школа, в коридоре перед кабинетом с табличкой на двери Зверуга И.С. толпа народа. Все сидячие места - восемь откидных стульев, сбитых вместе деревянными планками, заняты какими-то азиатами. Один встанет, другой сразу же садится. Все белые стоят, с ноги на ногу переминаются. Я прождал полчаса, вижу никто из кабинета этого ни разу не вышел, не выдержал, спрашиваю: “Tам, вообще есть кто-нибудь?”
Эти азиаты только переглядываются, молчат, а один, такой типичный беларус, мне объясняет: “Она сказала, чтобы час к ней не заходили”.
Я спрашиваю: “A сколько уже прошло?”.
Он посмотрел на часы и говорит: “Сорок восемь минут. Только вы напрасно волнуетесь, она вас все равно не успеет принять”. Я говорю: “Это мы еще посмотрим”. В этот момент заходит негр в какой-то пидорского цвета куртке и в вязаной детской шапке с помпоном и никому ничего не говоря, ни у кого ничего не спрашивая заваливает прямиком в кабинет к этой, блядь, Зверуге. Я только ахнул от такой наглости и говорю: ”Как же он без очереди? Почему вы его пропускаете?”.
А беларус говорит:
- Taк это же негр.
- Ну, и что если негр?
- Вы наверное приезжий, не знаете. Они у нас всегда без очереди. Уже все к этому привыкли.
Я подумал: “Блядь, чтобы какой-то негр - мимо меня, Рабиновича – нью-йоркского таксиста. Да ебись она конем, эта регистрация”. Плюнул и ушел. Теперь сижу и думаю: Штраф десять месячных зарплат. Выходит, я им весь свой годовой доход должен буду отдать. Не понимаю, Изя, как ты здесь живешь?
- Ты как был поц, - сказал Фиш, так ты им и остался. Для еврея лучшего места, чем Беларусь на свете нет. Во-первых: Никто от тебя весь твой годовой доход не требует. Приготовь двадцатник одной бумажкой. А во-вторых: Посмотри, как ты одет.
- Нормально одет. Джинсы, кроссовки, куртка.
- Да у нас все сейчас так одеваются. Где видно, что ты иностранец?
- А зачем это должно быть видно?
- Затем, что ты хочешь, чтобы тебя уважали. У тебя шорты есть?
- Нет. Я не брал с собой шорты. Какие шорты в ноябре месяце?
- Я тебе дам свои. И еще, наденешь вот этот головной убор.
Он подал Рабиновичу вязаную детскую шапку с помпоном на которой последовательно были представлены все цвета радуги.
- Так это же пидорская! – воскликнул в ужасе Рабинович.
- Один раз не пидарас, - сказал Изя Фиш.

Секретарша, увидев голые толстые волосатые ноги Рабиновича, гипнотически застыла и безпрепятственно пропустила посетителей в кабинет к особе именуемой на золоченой табличке дубовых дверей “Бурак П.Ф”.
Бурак П.Ф. разговаривал по телефону и, увидев странных посетителей, прикрыв микрофон ладонью спросил:
- По какому вопросу, товарищи?
- По вопросу временной прописки, - сказал Изя Фиш.
- А что, в отделении нельзя было сделать? – спросил Бурак П.Ф.
- Александр Сергеевич сказал, что будет лучше, если это сделаете вы.
- Какой еще Александр Сергеевич? - спросил Рабинович у Фиша мысленно.
- Пушкин, - ответил Фиш.
- Паспорт давайте, - сказал Бурак П.Ф.
Фиш протянул паспорт, в который, как закладка была предварительно вложена двадцатка баксов.
- Не, не я денег не беру, - неуверенно сказал Бурак П.Ф.
Так открыто ему взятку еще никто не давал.
- Просто я знаю, что вы увлекаетесь бонистикой. Это уникальная, только вышла, уверен, в вашей коллекции с таким номер еще нет, - сказал Фиш.
- Тут ко мне пришли. Я с тобой потом поговорю, - сказал в трубку Бурак - Так чем, ты говоришь, я увлекаюсь? – спросил он у Фиша.
- Бонистикой.
Бурак записал что-то у себя на перекидном календаре.
- Одно ‘н’, - угодливо уточнил Фиш.
Бурак кивнул головой - Вот тоже коллекционная вещь, - сказал он, указывая на старый дисковый аппарат из черного эбонита. По нему еще Цанава разговаривал. Не люблю эти новые. Давишь, давишь ни какого толка.

Бурак взял паспорт, повертел в руках и сказал:
- Значит Америку прописываем.
- Соединеные Штаты, - уточнил Фиш.
- Соединенные Штаты это хорошо. Ну, как там жизнь в Соединеных Штатах, - спросил он у Рабиновича громко, как обычно разговаривают с глухонемыми.
- Он у тебя вообще по-русски разговаривает? – спросил Бурак у Фиша.
Я мо-гу го-во-рить по-рус-ски, - сказал Рабинович почему-то скандированно по слогам.
Фиш посмотрел на него с ужасом.
- А где выучился по-нашему, - улыбнулся, как глупому ребенку, Бурак.
- В институте Патриса Лумумбы, - опередил Рабиновича Фиш.
- А вот скажи мне, господин Рабинович, форд хорошая машина?
- Нет, - сказал Рабинович.
- Ах, ты блядь, - подскочил в кресле Бурак, - хорошо, что ты мне сказал. Сейчас.
Он набрал на эбонитовом телефоне какой-то короткий из двух цифр номер и закричал в трубку:
- Знаешь, что я тебе скажу, Ништюк, говно твой форд, засунь свой форд себе в сраку!
Послушал какие-то объяснения, а потом спросил у Рабиновича, прикрыв трубку рукой:
- А какая хорошая?
- Смотря для каких целей? – спросил Рабинович.
- Ну, в деревню там ездить и вообще...
- Шевролет, - сказал Рабинович. Шевролет Каприз Классик, восемь цилиндров.
Другой американской машины он и не знал.
- Вот только не люблю, когда меня наебывают, - сказал Бурак в трубку. – Наебывают, а потом смотрят в глаза, как ни в чем не бывало. Мне нужно шевролет восемь цилиндров. Все!
Он бросил трубку на рычаги.
- Я извиняюся, что ругаюсь, но с нашими иначе нельзя. Так куда тебе тут ставить прописку?
- Там, где виза, - подсказал Фиш.
Бурак прописал что-то на паспортной страничке и стукнул штампом.
– Францевич, а когда выписываться будем, можно опять к вам? - спросил у Бурака Фиш.
- А что вам, хлопцы по двадцать раза ходить, - сказал с нежностью Бурак, - давайте я вас сразу и выпишу.

Subscribe

  • (no subject)

    Вот помню как сейчас, зимой 1984 года прохожу мимо столовой на Козлова. Из полуподвального помещение, где кухня запах пирожков с яблочным повидлом.…

  • Стеб во время чумы

    --------------------------------------- Даниял Бамматов-Париславский (Даниял Бамматов): Старая центральная мечеть в Каспийске сегодня приняла…

  • Фасеточное зрение.

    ---------------------------------------------- - Слушай, я смотрел, у тебя больше двух тысяч френдов. - Две тысячи двести семьдесят четыре. - Это…

Comments for this post were disabled by the author