brighton_man (brighton_man) wrote,
brighton_man
brighton_man

Я знаю, как тебя найти...


----------------------------------------------
Таксист, если он настоящий таксист, а не какой-нибудь шмок-карсервис, прежде всего должен иметь способность видеть, как акула – на триста шестьдесят градусов вокруг себя. Если за пару месяцев работы у тебя такой способности не выработалось, в Манхеттен лучше не соваться.
Вот таким боковым зрением я его заметил, когда он побежал ко мне через Мэдисон авеню, аж через восемь линий, стоявшего на красный траффика, сразу поднял боковое стекло и проверил на месте ли разводной ключ. Но ни какой агрессии с его стороны не случилось. Он подбежал, прижался, как делают дети, лицом к лобовому стеклу и закричал:
- Волоха, Фельдмаршал!
Фельдмаршал - это тюремная кличка, которой любовно называла меня вся девяностая камера в тюрьме на Володарского аж тридцать лет тому назад.
Конечно, я его не узнал. Я вглядывался в закоревшее от уличной жизни лицо нью-йоркского бомжа и не узнавал его. Он это понял и сказал:
- Tы меня от припадка спас.
Ничего я его не спас. От эпилептического припадка не возможно спасти. Можно помочь, конечно. Когда у него начался приступ, он как будто увидев перед собой что-то ужасное, отшатнулся, закричал, упал на пол и стал биться в судоргах, обмочился, из рта пошла пена. Вся камера в паническом страхе полезла на верхние шконки. Я подложил ему под голову подушку и повернул набок, так, чтобы вытекала он не подавился и посидел рядом, оберегая, минут десять, пока он не стал приходить в себя. Четыре года я проработал санитаром скорой помощи, эпилептических припадков видел около сотни и даже один раз наблюдал эпистатус.
Кто-то с верхней шконки сказал:
- Ну, ты смелый Фельдмаршал. Как не боишься, он же мог тебя укусить...
Я опустил боковое стекло и он, автоматическим жестом уличного попрошайки, подставил грязную ладонь. Я набрал жменю квотеров из бардачка и отсыпал ему, как деревенские отсыпают семок на танцплощадке.
- Лапа?, - узнал его я.
Он убил сапожной лапой и ограбил морского военного, боялся, что его приговорят к расстрелу, по и после суда, уже в осужденке , на радостях, что остался жив, исписал все прогулочные дворики в тюрьме: “Лапа – 14 ус”.
Кличка его была “Лапа”, а “четырнадцать ус” означали четырнадцать лет зоны усиленного режима.
- Лапа, б..дь. Как ты сюда в, Манхеттен, попал? - сказал я.
Он пожал плечами и сказал:
- A x..й его знает.
Загорелся зеленый свет и сзади стали сигналить.
- Ладно, - махнул он рукой, - езжай. Я знаю как тебя найти.

Subscribe

  • (no subject)

    Вот помню как сейчас, зимой 1984 года прохожу мимо столовой на Козлова. Из полуподвального помещение, где кухня запах пирожков с яблочным повидлом.…

  • Стеб во время чумы

    --------------------------------------- Даниял Бамматов-Париславский (Даниял Бамматов): Старая центральная мечеть в Каспийске сегодня приняла…

  • Фасеточное зрение.

    ---------------------------------------------- - Слушай, я смотрел, у тебя больше двух тысяч френдов. - Две тысячи двести семьдесят четыре. - Это…

Comments for this post were disabled by the author