brighton_man (brighton_man) wrote,
brighton_man
brighton_man

Categories:

Первая любовь Кренделя.

------------------------------------------
Знаете ли вы, что такое объебон. Нет, вы не знаете, что такое объебон. Объебон - на тюремном жаргоне обвинительное заключение.
Эх, Зоя Семеновна, Зоя Семеновна. Где ты сейчас. Весталка, жрица любви, иеродула – ебать тебя в сраку.
Зоя Семеновна Коробчиц – следователь по особо важным делам управления МВД города М. Ее специализация – преступления на сексуальной почве.
Зоя Семеновна – человек одаренный. Это тупые следователи из провинции пишут обвинительные заключения корявым казенным языком и списывают друг у друга , а Зоя Семеновна сочиняет объебоны сама. Зоя Семеновна пишет красиво.
"Половое сношение с неизвестным мужчиной в желтой куртке по имени Станислав в туалете на вокзале.
Будучи в нетрезвом состоянии, находился на задней площадке троллейбуса номер два. В присутствии несовершеннолетних демонстрировал половой член в состоянии эрекции, что полностью опровергает утверждение обвиняемого, в том что он, якобы, обнажил половой член с целью мочеиспускания."
Поскольку в мои обязанности входит вечернее чтение объебонов с выражением, я заметил и выделил гений капитана Коробчиц из общего потока унылого ментовского логоса.
- Какая у тебя статья?
- 115–я.
- Кто у тебя следователь?
- Коробчиц.
- Объебон есть?
- Есть.
- Так чего ты молчишь, давай сюда.
Кренделя, молодого насильника, переведенного к нам с малолетки, с утра вызывают к следователю. Он берет с собой тетрадку в клеточку, купленную в тюремном ларьке, карандаш. Возвращается Крендель только вечером. Я беру из его слабых дрожащих рук тетрадку и читаю:
"Эрекция, оральный, пенисо-вагинальный, анальный. Педофилия, геронтофилия, некрофилия, флагелляция."
- Крендель, - подступаю я к нему с вопросом, - что это все значит?
Крендель молчит.
Садимся ужинать. Крендель к столу не садится. Расстилает себе полотенце на шконке, ставит на полотенце миску, кладет хлеб.
- Крендель, в чем дело? Что случилось? Ты что обиделся. Садись за стол.
- Не могу, пацаны. Мне нельзя. Я - пидарас.
- В каком смысле?
- В самом, что ни на есть прямом.
Крендель рассказывает историю.
У Зои Семеновны на четвертпм этаже городского управления МВД большой кабинет. Стол, стулья, сейф, пишущая машинка и медицинский топчан, покрытый клеенкой. Зоя Семеновна отпускает конвой и закрывает дверь на ключ. Зоя Семеновна в гражданском, красиво одета и приятно пахнет духами Жасминовые. На вид ей не больше сорока. Предлагает сесть, угощает сигаретой с фильтром. Расспрашивает ни о чем: о здоровье, о тюремной еде, об отношениях с сокамерниками.
Вдруг неожиданно спрашивает у Кренделя:
- У тебя большой член?
- Не знаю – отвечает Крендель.
- Возьми, померь,- говорит она и дает ему школьную линейку.
Крендель отказывается.
- Ты хочешь, что бы я позвала конвой?
Крендель поворачивается спиной к следователю и меряет. Называет цифру. Зоя Семеновна записывает.
- А в состоянии эрекции? - спрашивает Зоя Семеновна.
- Это как? – говорит Крендель.
Зоя Семеновна объясняет.
- Ты запиши это слово в тетрадку, пригодится, - говорит она.
Крендель записывает. Зоя Семеновна повторяет свой вопрос.
- Не знаю – говорит Крендель недоуменно.
- Ну, как же так говорит Зоя Семеновна. Как это можно быть таким равнодушным к самому себе. Ну, давай мерять.
- Ну, эта вот...
- Да, говорит Зоя Семеновна, добейся эрекции путем онанизма.
- Не получится – говорит Крендель.
- Получится, я тебе помогу.
В процессе достижения цели Зоя Семеновна задает вопросы по уголовному делу: Сколько вас было? Кто был первым? А после него? А ты что делал?
Крендель рассказывает все подробно. Зоя Семеновна задает еще и еще много вопросов. Когда Крендель запинается, она бьет его по щеке, но Крендель не чувствует боли, удар по щеке доставляет ему удовольствие. И Крендель рассказывает, рассказывает, рассказывает...
- Хорошо, - говорит Зоя Семеновна, - теперь можно и замерять.
- Зачем это все?
- Это необходимо для следствия – объясняет Зоя Семеновна, садится за пишущую машинку и двумя руками, как машинистка, быстро печатает протокол допроса.
- Распишись.
Только сейчас Крендель понимает, что произошло. Отказывается.
- Хорошо, говорит, Зоя Семеновна, тогда будем делать сулико. И поясняет. Я должна взять у тебя секрет простаты и указывает на топчан с клеенкой....
Потрясенная рассказом камера молчит.
- Сука, - говорю я, эсэсовка, Эльза Кох. Нужно жаловаться прокурору. Проси у попкаря перо и чернила, будешь писать заявление. Я тебе помогу.
- Не могу, говорит Крендель, закрывает лицо руками и рыдает.
- Ты что, Крендель?
- Не могу, не хочу, не буду! Я ее лю-бл-ю-ю!
Subscribe

  • (no subject)

    Вот помню как сейчас, зимой 1984 года прохожу мимо столовой на Козлова. Из полуподвального помещение, где кухня запах пирожков с яблочным повидлом.…

  • Стеб во время чумы

    --------------------------------------- Даниял Бамматов-Париславский (Даниял Бамматов): Старая центральная мечеть в Каспийске сегодня приняла…

  • Фасеточное зрение.

    ---------------------------------------------- - Слушай, я смотрел, у тебя больше двух тысяч френдов. - Две тысячи двести семьдесят четыре. - Это…

Comments for this post were disabled by the author