June 7th, 2014

(no subject)

Знаете ли вы,  что точность необыкновенно украшает всякую ложь.

Если закружиться на одном месте, а потом остановиться, закрыв глаза, то возникнет чувство столь приятное всякому творческому человеку, что ты в центре Вселенной и весь мир вращается вокруг тебя.

(no subject)

Даже если выкинуть из кириллицы все гласные, все равно не получится иврит.

(no subject)


  • Нет! - сказала она категорически, при первой попытке перевернуть ее на живот, - сзади не дам.

  • Почему? - удивился я .

  • Это унизительно для женского достоинства.

  • Спереди не унизительно, сзади унизительно?

  • Потому что сзади получается как собаки.

  • Ты что, никогда не пробовала сзади?

  • Пробовала. Унизительно.

  • Ты самой природой так устроена, что лучше сзади.

  • Я так устроена природой, что к тридцати годам должна выйти замуж. Так может быть ты хочешь на мне жениться.

(no subject)

В 1974 году я служил срочную службу в войсках ПВО в Тайцах под Ленинградом. В те времена существовал приказ министра обороны, который позволял старослужащим из национальных меньшинств отпускать усы. Вероятно это было компромисс на постоянное требование кавказцев разрешить носить бороды. Борода в советской армии была конечно вещью немыслимой, ее не мог бы позволить себе даже генерал. Но вот усы... По двум основным признакам я подходил под разрешение: был старослужащим и национальным меньшинством. И вот однажды утром, когда мои усы уже достаточно выросли так, что игнорировать их уже было никак нельзя, на утренней проверке зам. командира взвода Сергей Еремин спросил у меня:
- Рабинович, почему ты нарушаешь форму одежды? Почему не бреешь усы.
- Имею право, товарищ старшина, - отвечал я старшине Сереже Еремину.
- В смысле?
- Я - национальное меньшинство, еврей. Чурка Рабинович.
- Какой ты чурка, говорил Еремин усмехаясь, Ты наш ты русский. Иди сбрей свои усы чтобы я больше не видел.