August 26th, 2016

О языкознании.

Нет, я тоже иногда бываю неправ. Помню в детстве ударил своего друга только за то, что тот, увидев стайку воробьев,  воскликнул: «Гляди, жiды!», и бросил в птичек камень».  Он был добрый, покладистый удобный во всяких играх товарищ, который терпел мой вздорный, неуемный характер и всегда  позволял  собой руководить, но на беду как раз перед этим я дал себе мысленную клятву, что буду бить в морду за слово 'жiд' всякого, кто посмеет это слово  в моем присутствии произнести,  и отвесил своему однокласснику хорошего пенделя.
С тех пор прошло много лет, я вспоминаю о своем поступке и раскаиваюсь в нем. Ведь и в самом деле, как еще беларусу можно называть этих маленьких никчемных сереньких птичек, которые существуют в невозможном  количестве, от которых ни пользы,  ни красоты, ни пения, которые даже летать толком не умеют, а только прыгают  и все клюют.  Нет, конечно беларусы не китайцы какие-нибудь, которые объявили жiдам холокост, а потом должны были импортировать воробьев  из-за границы, потому, что оказалось, что хоть  жiды  плохо, но без них  никак нельзя.
Вообще-то должен вам сказать, что этот беларуский язык – эзопов язык. Ну вот к примеру, мой друг Карпыч говорит: «Маю рацию»
«Какую еще рацию, - спрашиваю я, - ты что шпион?
А он только смеется. 

(no subject)

Говорят, что последнюю сотню лет в аду чрезвычайно популярен русский язык. Баян, конечно.