September 8th, 2016

(no subject)

Еврей, помни, что в соревнованиях по прыжкам в длину ты можешь прыгнуть выше всех.

(no subject)

А знаете ли вы, что в академическом «Русском орфографическом словаре» зарегистрированно написание слова "парапалестинцы".

(no subject)

Зашел на страницу одного самодовольного еврейского фофана из Москвы, почитал тексты и комментарии о подвиге панфиловцев и Матросова, не удержался и написал:
Всех участников этой страницы посылаю нахуй!
Потом стер и написал еще раз: "Не бросайте использованную вату в унитаз. Уважайте труд уборщицы."

Эротический рассказ.

 Сразу же после суда мне разрешили свидание. На свидание пришли родители и моя жена. Жене было двадцать три года. Мы недавно поженились, она родила и после родов необыкновенно расцвела. Я просто ослеп, когда увидел ее, беззвучно шевелящую полными алыми губами за плексиглазовой перегородкой, которая в комнате свиданий отделяла мой преступный мир от обыкновенного гражданского. Оделась она, как десятиклассница в школу, длинные каштановые волосы заплела в косу.  Знала, что не получится говорить и по женски придумала как сообщить: «Я веду самый скромный образ жизни, я жду тебя, я тебя люблю.»
По чистоте и наивности своей она не догадывалась, какой силы порнографический эффект может иметь надетое на ее великолепное молодое тело, каждый изгиб, каждую складочку, ямку, возвышенность и округлость, мягкость и твердость, которого, я помнил наизусть, школьное платье.
Помните голливудский фильм «Полуночный экспресс» о том, как к молодому американцу, который уже несколько лет сидит в турецкой тюрьме за попытку провезти гашиш, из Штатов прилетает невеста. Они встречаются на свидании за такой же как у меня перегородкой. Американец сильно истосковался без баб и, увидев свою телку, без церемоний просит ее обнажить грудь, чтобы там же, в комнатке с одной прозрачной стенкой маструбировать на глазах у охраны и своей подруги.
Я не сделал того же только потому, что за стенкой в соседней комнате начал громко кричать, так чтобы его, пришедшие на свидание родители, могли услышать сквозь стекло, зек с которым я просидел в одной камере несколько месяцев. Звали его Валера Нитяга. Он убил и ограбил пожилую любовницу. Разбил ей голову вазой. Я читал его обвинительное заключение. Он, как попугай забрал из серванта все что блестело. По заключению экспертизы в основном там была дешевая мишура.
Валера стучал кулаком в стенку и кричал: «Пусть они меня выебут, когда я срать сяду! »

(no subject)

На эшафот еще нужно попасть, не всем это дано, чаще единственным свидетелем зрелища вашей смерти оказывается дежурная медсестра.