September 14th, 2016

(no subject)

Ну, вот как после этого доверять всем этим евреям.
Купил на Брайтоне одно электронное устройство. Made in Israel. Пожизненная грантия. Через два месяца устройство сломалось. Захотел вернуть или отремонтировать бесплатно , а они мне говорят, что это гарантия длиною в жизнь одного мусульманина, который поехал воевать в ISIS. (ИдиотЪ)

(no subject)

В первый раз увидел ее спящей на верхней шконке в женской общаге на Шипсхедбей.
- Кто это? - спросил он у хозяйки.
- Это Катя, двадцать пять лет. Что нравится? Приехала две недели назад. Танцевать идти не хочет, в няни ее никто не берет, слишком красивая. Она мне уже за неделю задолжала. По ночам шляется где-то, днем спит. Хочешь, забирай.
- Сколько? – спросил он.
- За проживание я тебе скину. А с перевозчиками, как договоришься. Там только билет Белавией семьсот баксов.
Он, не торгуясь, заплатил за нее тысячу.
- Только тебе по дружбе сказала хозяйка, а вообще такая стоит от двух штук, at least. Пойду разбужу.
Катя молча собралась. Пожитков у нее было - полосатая пластиковая сумка, которую Катя держала в охапку, потому что оборвались ручки и зубная щетка, которую она сунула в задний карман, видимо купленных уже здесь, джинсовых шорт.
Пока шли все рассчеты и оформления она молчала и только, когда садились в машину, ласково, как домашнее животное, погладила кожаное сидение и сказала:
- У какая у тебя зверюга. Ты богатенький. Куда едем?
- Ко мне на остров.
- Он обитаемый, мне там не будет скучно? - спросила она
и улыбнулась. Он заметил, передние верхние клычки, которые были у нее чуть длинее обычного, что ее совершенно не портило, но только прибавляло шарма.
- Когда переезжали Веризано, она, глянув на вечерний Манхеттен, сказала:
- Красиво здесь у вас, - и попросила: - Можно я открою окно?
- Открывай, - не ожидая ничего необычного - сказал он.
Она опустила стекло и крикнула в грохот и мелькание конструкций подвесного моста:
«Привет Америка!», потом взяла с заднего сидения сумку и бросила ее в окно.
- Ты что делаешь! – воскликнул он, изумленный и испуганный ее поступком.
- Прощаюсь со своим прошлым, - сказала она и захохотала.
- Что там было? - спросил он.
- Все старое, китайское, - сказала она. - Ты мне новое купишь, правда. Ты же влюбился в меня, еврейчик.
- А деньги, паспорт? – спросил он.
- Денег у меня нет, а паспорт скажу, что потеряла.
И он, переполненный желанием к этой прекрасной и дикой стерве, засмеялся вместе с ней.