September 17th, 2016

Зов предков.

- Русская на еврейка не переправить, - сказал муж.
- Почему? – спросила она.
- Сильно большая разница.
- И что, мне теперь сидеть здесь из-за этого до конца света.
Ах, если бы сделать это лет двадцать назад, вместе со всеми, повинуясь древнему инстинкту, который гонит еврея как крысу с тонущего корабля, еще за долго до того, как корабль отчалил от берега. Но еврейкой она была только наполовину, по папе. А галактически, почему галактически, надо было по маме. Мама была русская. Смешаные браки ослабляют инстинкт. И только сейчас, когда все нормальные люди были уже там в Америке, или на худой конец в Израиле, она почувствовала зов.
- Ну, сделай что-нибудь, ты же художник! - крикнула она ему.
- Ну, какой я художник, я учитель рисования, - ответил он в отчаяньи. - У меня руки трясуться. Мне выпить нужно.
- Хуй ты уменя что получишь, сказала она и даже показала этот хуй, как в переводных американских фильмах, оттопыренным средним пальцем.
Она давно бы послала подальше этого жалкого алкаша, но сложно замысленная комбинация по квартирному обмену с учетом двухкомнатной квартиры в центре города, которая находилась в его собственности, удерживала ее от этого.
- Дай сюда, - она вырвала из его рук паспорт, - я сама это сделаю.
Чиновник в израильском консульстве оказался гнидой. Он разговаривал с противным местечковым акцентом, который ей хотелось передразнивать. Она с трудом подавляла в себе это желание. Взяв паспорт, он сразу же увидел подделку, пощупал пальцем место, где была пятая графа, посмотрел страницу на свет и сказал:
- Что ви мине дали не есть паспорт.
- А что?
- Что ви мине дали есть ксива. Поддельный документ. Забирайте это, уходите и не возвращайтесь обратно. Дорога в Израиль для вас закрыта на десять лет. Ви будете в черных списках.
- Вы не имеете права, я еврейка. Даже советская система была либеральнее. По кому хочешь по тому и выбираешь национальность. Конечно, тогда я выбрала - русская.
- Ви все правильно вибрали, - сказал он. Русский – очень хорошая национальность. Русские спасли нас от Гитлера. Но к сожалению для репатриации в государство Израиль этого не достаточно.
- Зря спасли, - сказала она неожиданно для самой себя.
Израильтянин посмотрел на нее внимательно и нажал кнопку вызова охраны. Охранник, здоровенный детина, смуглый со сросшимися бровями по-борцовски взял ее подышки, вытащил на улицу и передал внешней охране. Сотрудник внешней охраны был из наших, поэтому церемониться с ней не стал и когда она попыталась что-то сказать, сильно толкнул ее в грудь она упала и порвала новые колготки, которые специально надела для визита в консульство.
Что-то древнее сильное яростное ударило ей в голову, она встала, подняла кулаки и прокричала странную фразу, которую прежде никогда не говорила, не слышала и смысла которой сама до конца не понимала:
«Погодите, мы еще будем вашей кровью крыши красить!»

(no subject)

Еврейская фамилия в списке членов украинского правительства говорит о том, что у Творца отменное чувство юмора.

(no subject)

- Давай, - говорили они, - выбирай немедленно за кого ты - за суннитов или за шиитов?
- Ай-яй, - отвечал он, - даже у барана в Курбан-Байрам больше выбора, чем у меня.