June 22nd, 2017

(no subject)

Здравствуйте,

Сообщаем Вам, что произведение "Шура-ломщик и Фельдмаршал" не соответствует правилам публикации на сервере Проза.ру, в связи с чем оно было снято с публикации.

Текст произведения:

- Слушай, Фельдмаршал, ты мне друг? – спросил Шура-ломщик.
- Смотря что, - сказал Фельдмаршал. Он знал, что за таким вопросом со стороны Шуры последует просьба, в которой ему нельзя будет отказать, но и исполнить которую, тоже будет невозможно.
- Мне нужен переводчик, - сказал Шура.
- С какого на какой?
- На русский.
- С какого.
- Ну, с этого местного, на котором они разговаривают.
- Да это трасянка, почти русский язык.
- Если бы. Эти говорят на таком, что нихера не понятно.
- Кто эти?
- Археологи из Минска. Копают что-то на Мястро уже вторую неделю. Я там классную телку присмотрел. Хочу познакомиться.
- Шура, классная телка из Минска не захочет иметь с тобой, зеком из мядельской спецкомендатуры, дела.
- А где на мне это написано, что я зек. Я кроссовки и джинсы надену. С понтом поговорим об истории. Что ты думаешь, я такой уже тупой. Я школу десять классов закончил.
- Не знаю, зачем я тебе нужен. Неужели они по-русски не понимают?
- Понимают, но отвечают совершенно непонятно.
- Например?
- Например. – Шура на секунду задумался. – Например «абцуги». Представляешь, что это за язык.
Телка, которую присмотрел Шура и в самом деле оказалась классной. В камуфляжной панаме и коротких шортах цвета хаки она прыгала между ямами, множество которых которых уже выкопали археологи за две недели, и что-то записывала себе в блокнот.
- Коза, бля! – сказал восхищенный Шура. – Можно спросить вопрос? – обратился он к девушке.
- Кали ласка, - ответила она.
Шура оглянулся на Фельдмаршала. Фельдмаршал кивнул головой.
- Какой это будет век? – Шура сделал перед собой круговое движение рукой.
- Меркавана першая палова шаснаццатага стагоддзя.
- Шестнадцатый век, - перевел Фельдмаршал.
- Нашей эры или до нашей эры? – спросил Шура.
Фельдмаршал рассмеялся.
– В шестнадцатом веке до нашей эры они здесь еще хвостами за деревья цеплялись, - сказал он.
- Почему вы такого мнения о нас, беларусах, - с обидой сказала девушка по-русски и прыгнула в сторону через ров невозможной ширины.
- Что ты ей это сказал? – спросил Шура.
- Да ничего я ей не сказал, - ответил Фельдмаршал.
- А чего она так прыгнула?
- Они очень прыгучие, эти молодые беларуски.
- Ты стебешься, а я серьезно.
- Серьезно? Может ты хотел на ней жениться?
- А почему нет.
- Шура, как ты можешь жениться, у тебя же нет паспорта. Куда ты будешь ставить штамп.
- Может ты и прав, - с грустью сказал Шура-ломщик.

--------------------------
Капитан милиции Пуня выдернул Фельдмаршала из очереди за хлебом и за руку потащил за угол хлебного магазина.
- Дурак, - подумал Фельдмаршал, - за левую держит. Правой вырублю с одного удара.
- В чем дело, начальник? – спросил Фельдмаршал.
- Нужно поговорить, - сказал мент вполне миролюбиво.
- А чего ты хватаешь?
- Ты бы так не пошел, - сказал мент.
- Отпусти, - сказал Фельдмаршал и рывком освободил руку.
- О, самбо, - сказал пьяный мент. - Давай побораемся.
- Короче, начальник, что нужно?
- Я видел ты ходишь на Мястро, где эти минские замок копают.
- Ходил один раз, а что?
- Можешь договориться?
- С кем.
- С этой, что в трусах ходит и в шляпе.
- В шортах, в панаме?
- Ну, не знаю, как это у вас называется.
- Солдатская панама для юга, ты что в армии не служил.
- Я во внутренних служил, у нас такого не было.
- О чем ты хочешь договориться?
- А то ты не знаешь. Я ей заплачу...

- Слушай, - спросил Фельдмаршал у своего друга Шуры-ломщика, - ты бы хотел кого-нибудь убить.
- Смотря кого, - сказал Шура.
- Мента.
- Какого.
- Пуню, капитана этого еб.н.го.
- Убить мента, отчистить карму. Расстреляют, - сказал с сомнением Шура.
- Сперва поймать должны.
- Поймают.
Я просидел на Володарке год. Это много. Год в тюрьме – три года в зоне, а если химией мерить, так вообще пять лет. Из всех преступлений самый распространенный вид – хулиганка. Знаешь, какой второй, после хулиганки – убийства. Я перевидал может сотню убийц. С большинством из них разговаривал, беседовал, расспрашивал. Что меня интересовало:
За что убил? Этого толком никто объяснить не мог.
Как убил? Здесь известное разннообразие: задушил, зарубил, застрелил, зарезал...
Я спрашивал: А что ты чувствовал, когда убивал? Один забитый олигофренистый пастух из глухой беларуской деревни, у которого никогда не было даже своих часов, сказал мне, что когда убил кулаками свою пьяницу мать, получил удовольствие, как от бабы. Он никогда не знал женщины.
Но самый главный , самый интересный для меня вопрос был: Как попался?
Что я понял. Попадаются исключительно дураки, по глупости. Сами же менты, следователи, прокуроры, эксперты – тупые животные. Единственный их инструмент это – стукачи, результат систематического развращения нации. Если все сделать правильно, не найдут никогда. Давай убьем мента.
- Как? – спросил Шура-ломщик.
- А вот это нужно хорошенько обдумать, - сказал Фельдмаршал.

Причина снятия с публикации: нарушение пункта 3.2 правил пользования сервером: Не допускаются к публикации произведения, содержание которых запрещено законодательством Российской Федерации, а также размещение ссылок на страницы, нарушающие законодательство РФ.