brighton_man (brighton_man) wrote,
brighton_man
brighton_man

Рабинович и проститутка.

К восьми вечера работы в Манхеттене совсем не стало. Можно было, конечно порожняком сгонять в Лагвардию, но верхний левел на Квинсборобридж был закрыт на констракшен, а стоять в траффике вместе с огромными траками у которых выхлопная труба получалась на уровне окна его кэба, Рабиновичу совсем не хотелось. Оставался один вариант, мести город, - медленно подниматься по Парк-авеню до девяносто шестой стрит и так же медленно опускаться по Бродвею до Вол-стрит вниз. На углу Бродвея и семьдесят второй, когда Рабинович, остановился на светофоре, в салон, сильно хлопнув дверью, запрыгнула пассажирка. Рабинович посмотрел на нее в зеркало заднего вида и сразу понял, что это уличная проститутка. Проститутки - хорошие клиенты, классово близкие.
- Where are you going? – с печалью, какая должна была выражать понимание нелегкой доли женщины, вынужденной продавать свое тело за деньги в городе жёлтого дьявола, спросил Рабинович у бляди.
- О фак, родной акцент, - сказала проститутка. - Владимир Рабинович, хаклайсенс 221495. В честь кого тебя так назвали, Вова?
- В честь Ленина, - ответил Рабинович простодушно. - Так куда вам, девушка, ехать?
- Девушка?! - воскликнула она. – Я только за сегодняшний день двадцать ху*в отсосала.
- Двадцать! - удивился Рабинович. Как это можно, двадцать х..в?
- Очень просто , - сказала проститутка. - Могу научить.
- Нет уж, - оскорбился Рабинович.
- Вот только не нужно этого гендерного превосходства, - сказала проститутка. Хочешь сказать, ты в своем такси не сосешь. Сосешь, еще хуже моего, потому что я сосу только только физически, морально это меня не касается, а ты и физически, и морально.
- Она права, - подумал Рабинович. – Извините, - сказал он проститутке, - я не хотел вас обидеть.
- Ладно, проехали, - сказала проститутка примирительно. - Давай лучше у я тебя отсосу и будет двадцать одно.
- Сколько это будет стоить? – спросил Рабинович из чистого любопытства.
- Двадцатник, - сказал проститутка.
- Чем вы руководствуетесь, когда назначаете цену? – спросил Рабинович.
- Количеством труда, - сказала проститутка.
- А как вы определяете количество труда?
- Временем. Ты молодой, не пьяный, кончишь за пять минут.
Рабинович задумался.
- О чем думаешь, уксус? - ласково ущипнула его за бок проститутка.
- Думаю над вашим предложением. За двадцатник мне нужно час работать, - сказал Рабинович.
- Хорошо, - сказала проститутка, - давай ты кинешь меня на тридцатую и Лекс, а я отсосу у тебя бесплатно.
До тридцатой и Лексингтон авеню ехать получалось где-то долларов пятнадцать. Предложение было выгодным, но кое-какие сомнения все же Рабиновича одолевали.
- Во-первых я женат..., - начал было он.
- Дурак, - оборвала его проститутка, - твоя жена такого никогда тебе не сделает.
- Почему вы так думаете! – воскликнул Рабинович обидевшись за свою жену, которую любил.
- Потому, что во всяком деле нужен опыт. Я с малолетки, как из дома ушла, сосу. Я еще заплечной на маршруте Москва-Брест стояла. Работала исключительно по софикам. Фотография есть, какая я была тогда красивая. На мне ни одной советской нитки не было, все фирменные шмотки, а ты бы видел какие я носила крутые очки. Я в Узбекистане у председателя хлопкоуборочного совхоза год прожила в гареме. Анашу курила и смотрела видео пал-секам, когда никто не знал, что это такое. Я до двадцати лет целкой была, а отдалась по любви одному югославу в Планете. Думала дура, что он итальянец. А твоя жена, что она видела, кроме тебя. Вот, например, фаэтон твоя жена умеет?
- Фаэтон? – переспросил Рабинович.
- Вот видишь, ты даже не знаешь что это такое.
Она быстро перебралась на переднее сидение и приказала:
Сядь ниже. Включи офдьюти. На Тайм-сквере станем в траффик минут на пять, там и кончишь, - и принялась расстегивать на Рабиновиче брюки.
- Знаете, что, - сказал Рабинович вежливо отстраняясь, - не нужно этого, я вас и так довезу.
- Ты уверен? – спросила проститутка.
- Уверен.
- Жаль, сказала проститутка, ты симпатичный, белье чистое и пахнет от тебя приятно. Пацан еще совсем. Чего ты в такси это пошел, угробит оно тебя.
- Мне для жизненного опыта необходимо. Я – русский писатель, - сказал Рабинович.
- Это интересно. Мне нравится всякие истории читать, - сказала проститутка.
- Каких писателей вы любите? – спросил Рабинович.
- Довлатов хороший писатель. Он всех описывает. А ты о чем пишешь?
- Обо всем, - сказал Рабинович.
- Так опиши меня, - обрадовалась проститутка.
- Расскажите о себе.
- У тебя в машине можно курить? – спросила проститутка.
- Курите.
Она достала из сумочки помаду, развернула к себе зеркало заднего вида, подкрасила губы поправила прическу, закурила, выпустила в окно струю дыма, откинулась на сидение и величавым эпическим тоном принялась рассказывать:
- Началось все с того, что отчим изнасиловал меня , когда мне было четырнадцать лет...
Subscribe

  • (no subject)

    Вот помню как сейчас, зимой 1984 года прохожу мимо столовой на Козлова. Из полуподвального помещение, где кухня запах пирожков с яблочным повидлом.…

  • Стеб во время чумы

    --------------------------------------- Даниял Бамматов-Париславский (Даниял Бамматов): Старая центральная мечеть в Каспийске сегодня приняла…

  • Фасеточное зрение.

    ---------------------------------------------- - Слушай, я смотрел, у тебя больше двух тысяч френдов. - Две тысячи двести семьдесят четыре. - Это…

Comments for this post were disabled by the author