brighton_man (brighton_man) wrote,
brighton_man
brighton_man

Энтропия (продолжение)

------------------------------------------
- Они замолчали. Дождь за окном усилился. Рабиновичу не хотелось выходить из машины.
- Можно я посижу пока дождь пройдет? - спросил он.
- Оно не пройдет, сказал таксист. Уже четвертый год идет, с тех пор как эти генераторы появились, одна и таже погода. Люди перестали на улицу выходить. Я извиняюся, можно вопрос спросить?
- Спрашивайте.
- Ты случайно не шпион?
- Да нет, почему вы так решили.
- На заднее сидение сел. Наши на переднее всегда садятся, смотрят как счетчик показывает, а ты сзади сел и ни разу не посмотрел. Вообще-то жаль, что не шпион, - вздохнул таксист, - давно хочу кому-нибудь родину продать.
- Почему? – удивленный этим признанием спросил Рабинович.
- А нахер она такая нужна. Ты откуда, вообще?
- Из Нью-Йорка.
- Это где?
- В Америке.
- О, американец. А где так по-нашему научился.
- Я здесь родился.
- Здесь родился, а там пригодился. У тебя жвачка есть, американец?
- Где-то должна быть.
Рабинович полез в карман и достал блок жвачки
- Что за она? - спросил таксист.
- Витаминизированная со вкусом корицы, - сказал Рабинович.
- Забираю себе в честь покрытия твоей задолженности.
Таксист распечатал пакетик, достал жвачку и засунул за щеку. Глаза его увлажнились.
- Ох, вкусная у вас жвачка, - сказал он. Так чем могу быть полезен?
- Совет нужен. Запутался я по жизни, - неожиданно для самого себя сказал Рабинович.
- С бабой что ли.
- И с бабой, и с родственниками, и с бизнесом, и с самим собой, и вообще...
- Знакомо, сказал таксист. Видно, у вас та же энтропия, что и у нас.
- Слушайте, вот вы человек опытный, долго живете в таком странном мире, и все вам нипочем, может быть вы знаете, как мне выбраться из этой путаницы.
- Есть способ, - сказал таксист, - надо действовать встречно.
- Как это?
- Когда доходит до высшей точки, делаешь оборотку.
- Как узнать эту высшую точку.
- Есть способ: рубик кубика.
- Кубик Рубика
- Нет, кубик Рубика это чтобы баловаться, а здесь индикатор энтропии. Его почему так прозвали, что он на рубика похож, но наоборот.
Таксист полез в бардачок и достал знакомую игрушку.
- Смотри, если энтропии ноль, но это практически никогда не бывает, у него все стороны одного цвета, а как энтропия увеличивается, появляются разных цветов клеточки, пока все не перемешается, тогда максимум.
- А оборотка это что?
- Оборотка может быть разная, но я предпочитаю боевой вариант, он самый надежный.
- Как это? Объясните, пожалуйста.
- Объясните, да расскажите. Что я с этого буду иметь.
- Да все что хотите?
- Джинсы с тебя, американец и заделаем тебе полную оборотку. Ты женат?
- В настоящий момент разведен.
- Женим. Тебе какие бабы нравятся?
- Блондинки.
- Будет тебе блондинка. А, я извиняюся, ты кто по нации будешь?
- Я - еврей.
- Это тоже можно будет исправить.
В комнате номер сто сорок четыре общежития Минского пединститута имени Горького разыгралась драма. Томка Кобыльникова, студентка второго курса библиотечного факультета легла лицом к стене, на которой висел коврик-гобелен Три богатыря, и отказалась есть свое любимое блюдо - сибирские пельмени с майонезом, которые ее подруга Наташка Лядская только что приготовила, выждав часовую очередь на единственную работающую плиту на всем этаже.
- Что случилось, Томка? – спросила Наташка.
- Заебало все, сказала Томка глухо и стала нервно вытягивать нитки на изображении Алеши Поповича, придавая таким образом его лицу разнообразное выражение.
- Толик, что ли? – спросила Наташка.
- Да, - с трудом сдерживая рыдания промолвила Томка.
- Ты ему дала?
- Дала?
- С первого раза?
- С первого.
- Дура-блядь, я же тебе говорила, что порядочная девушка не может давать с первой свиданки.
- А с какой тогда?
- Со второй или с третьей.
- Так получилось, - сказала Томка и заплакала.
- Знаешь в чем твоя гносеологическая ошибка – сказала Наташка. Она училась уже четвертый год и на курсе была известна тем, что знала наизусть весь словарь иностранных слов Крысина.
- В чем? - спросила Томка заинтересованно, давно признавшая авторитет подруги.
- В том, что ты выбираешь себе из этих, - и она указала на Алешу Поповича.
- Из каких?
- Из наших. Наши все конченные козлы. А выбирать нужно из этих, - и она указала пальцем на Илью Муромца.
- Из каких? – спросила Томка.
- Из евреев.
- Я по ихнему не понимаю, - сказала Томка.
- И не надо, они все по-нашему отлично говорят.
- А где их взять? – спросила Томка. Она перестала плакать, вытерла слезы, села в постели, взяла ручку и общую тетрадь и приготовилась конспектировать новое знание.
- Искать их нужно в библиотеке, - сказала Наташка. – Только не в общем читальном зале, где всякая гуманитарная шушера, а в научно-техническом. Ты же классная телка, высокая, стройная. Блондинка. Я тебе свою черную водолазку отдолжу. Ни один еврей перед тобой не устоит.
- Как это сделать? - спросила Томка.
- Пойдешь в Ленинку на второй этаж. Я тебе дам свой абонемент. Там девки из нашего курса сейчас практику проходят. Скажешь: Дайте мне пожалуйста что-нибудь по всеобщей энтропии вселенной.
- Подожди, - сказала Томка, - не так быстро: «Всеобщей энтропии вселенной» записала она в тетрадь.
Все получилось как и предсказала Наташка. В научно техническом на втором этаже было пусто. У Томки, как и у всякой натуральной блондинки, была отличная память и она без труда могла запоминать слова и выражения, смысла которых не понимала. В ответ на требование практикантка на выдаче, которая наверняка была уже в курсах, сунула ей большую толстую книгу и указала глазами в глубину зала. Там за столиком, сидел и пялился на нее – еврей. Она выбрала соседний стол, открыла книгу на первой странице и принялась конспектировать.
- Интересуетесь тепловой смертью вселенной? – услышала она из-за соседнего стола. Еврей говорил по-русски совершенно чисто, без картавости и акцента.
- Да, а что нельзя, - как подобает умной и независимой девушке ответила Томка.
Еврей вдруг вскочил из-за стола, схватил ее за руку, прижал к своей груди и сказал:
- Я искал вас всю жизнь. Выходите за меня замуж.
Такого скорого оборота событий Томка, конечно, не ждала, но виду не подала и не потеряв ни милилитра достоинства сказала:
- Что так сразу? Вам же обо мне ничего не известно.
- Известно, все мне известно. Я знал, я верил, что вы придете. По рассчетам вы еще неделю назад должны были появиться. Но это погрешность допустимая. Мы успеваем . Давайте скорее берем такси и едем.
- Куда? – спросила она.
- Как куда, - как бы удивился он ее недогадливости. - Ко мне домой.
- А как же это? – спросила она, указав на толстую книгу.
- Поехали, - сказал еврей нетерпеливо, - по дороге я вам все объясню.
Он схватил ее за руку и почти силой потащил, но не вестибюль к центральному входу, а через дверь, на которой было написано «посторонним вход воспрещен» в коридор с гудящими по обе стороны прохода стояками с каким-то электронным оборудованием, потом в грузовой лифт который дернулся, как железнодорожный вагон и поехал непонятно куда, то ли в верх, то ли вниз.
- Да, - сказал еврей, - чуть не забыл и достал из кармана кольцо, - это вам.
- Золотое? - спросила Томка
- Золотое, сказал он.
Вне сомнений - это был настоящий еврей.
- Скажите, хоть как вас зовут? – спросила Томка.
- Рабинович, - сказал еврей.
- Томка, представилась Томка, - очень приятно.
Лифт остановился и дверь раскрылась, но не та, через которую они вошли, а противоположная и Томку оглушил грохот сабвея на металлической эстакаде, она увидела негра в грязном зеленом спортивном костюме, который рылся в мусорной корзине и сортировал ее содержимое в белые пластиковые пакеты.
- Какого черта! – воскликнул Рабинович и нажал большую красную кнопку на панели управления. Дверь быстро закрылась и еврей закричал в потолок что-то по-английски. Раздвинулась противоположная стенка лифта и они оказались на улице. Еврей посмотрел в какие-то записи и сказал:
- Здесь за углом должно стоять такси.
- В Шабаны не повезу, сказал таксист, - где я там найду клиентов в ваших Шабанах.
- Поехали на мартыне, - сказал еврей.
- Так бы и сказал сразу, - пробурчал водитель, - достал из под сидения носок и надел его на зеленую лампочку.
Когда они уселись в машину, осмелевшая Томка прижалась к своему еврею бедром, заглянула в глаза и сказала:
- Милый, ты обещал рассказать про эту энтропию.
- Деточка, - сказал еврей. - Энтропия это беспорядок, бардак, который распределен во вселенной, но не равномерно. Есть такие места где беспорядка больше, а есть где меньше.
– Так что, нельзя сделать уборку, - спросила Томка, желая продемонстрировать аккуратность и хозяйственность своей натуры,
- Умница, сказал, Рабинович. - Ты уловила самую суть. Человеческий разум способен обращать энтропию вспять.
Таксист услышав такие речи вдруг забеспокоился и стал разглядывать своих пассажиров в зеркало заднего вида.
Еврей заметил это и сказал:
- Вы лучше на дорогу смотрите, мы входим в зону активной энтропии.
- Энтропия, - сказал таксист, - вот и вы изволили заметить - энтропия. А ведь я за пять лет работы в такси научился ее, падлу, предчувствовать. Не верите, смотрите, что сейчас будет.
Такси остановилось на светофоре на красный свет, но после того, как загорелся зеленый, водитель не поехал сразу, а подождал несколько секунд, и в тот же момент перед ними проскочил автобус.
- Ох, - только и воскликнула не успевшая даже испугаться Томка.
- Откуда он здесь взялся, его не должно быть, - сказал еврей.
- Вот так у вас всегда, не должно быть, а есть. Сейчас уебется, двумя улицами внизу, - сказал таксист. - Здесь, между прочим, все время так. Похоже у кого-то на квартире генератор стоит.
- Чего генератор? – спросил еврей.
- А то вы не знаете, - ответил ему таксист. Генератор этой вашей энтропии. Только я вам одно скажу, судьбу так не обманешь. Что будет то будет, а чего не будет, того не будет никогда.
Рабинович вдруг рассердился и строго сказал:
- Что вы тут болтаете. Вы же только что изменили последовательность. У вас есть на это разрешение?
- Хули мне это разрешение, - сказал таксист, - я без разрешения. Заебешься на все случаи разрешения получать, да и денег таких нет. А если бы он нас сейчас засадил, так это по вашему лучше. Вы думаете, я один такой, кто эту вашу реальность меняет
- Немедленно прекратите, - сказал таксисту Рабинович, - и показал что-то в руке.
- Я извиняюся, - сказал водитель и замолчал.
- Что это у тебя в руке? - спросила Томка. Ой, кубик Рубика, какая прелесть.
- Приехали, - сказал таксист.
- Сколько с меня? – спросил Рабинович.
- Как договаривались, - сказал таксист. Да вы давайте, бегите, а то пропустите, потом рассчитаетесь.
Рассказ Томки:
Приехали в райончик еще тот. Пятиэтажка хрущевской застройки. На первом этаже нищий грязный гастроном, все подъезды пьяницами засцаны. А вы бы видели его квартиру. Меня конечно срачем и теснотой не напугаешь, я в такой родилась и провела все свое детство, но все равно, чтобы порог переступить мне потребовалось усилие. Такого я еще не видела. А он говорит:
- Обувь можете не снимать, у меня здесь не убрано.
Я типа хочу ему понравится и говорю:
- Так давайте уберем, я вам помогу. Есть у вас тряпка, совок, метелка?
А он говорит:
- Ничего этого не нужно. Оно сейчас само все уберется и вообще, если получится, нам будет счастье.
У меня опыта общения с этими евреями нет. Девки из общаги говорили, что по ним никогда не поймешь, смеются ли они или шутят, и я, короче, ведусь, как дура на все, что он гонит. А он показывает мне посреди комнаты стол, а на столе шар, а внутри шара кубик Рубика то ли плавает, то ли летает. А еврей объясняет:
- Стационарный определитель энтропии. Видишь, у него все стороны разобраны и только на одной два последних синеньких квадратика вместе. Сейчас последняя комбинация распадется и это значит, энтропия достигнет своего максимума, высшей точки.
- И что тогда?
- И тогда мы подавим ее встречной волной.
А я спрашиваю, чтобы совсем дурой не показаться:
- Как это?
А он говорит:
- Когда энтропия зайдет в ноль, мы бабахнем. Как ты думаешь, что это такое? Да ты возьми в руки не бойся.
Я потрогала и говорю:
- Ну, что-то типа пластилина.
А он говорит :
- Умница. Только не пластилин, а пластид. С-4. Здесь два килограмма, как раз в по формуле. Точно рассчитать не получается, но если соседей заденет, то совсем немного, они ничего и не заметят.
В тот момент в шаре щелкнуло и замигало и он говорит:
- Ну, что Аллах Акбар. Ты, главное не бойся, потому, что скорость взрыва быстрее, чем импульс от нервов к мозгу. Ты уши заткни и рот открой.
Я подумала, что сейчас что-то страшное случится, но ничего не произошло, только свет погас и сразу включился. Смотрю, а я в генеральской квартире после евроремонта, два окна на проспект Ленина, а два на Ботанический сад, как и обещано. Мебель югославская, чешский хрусталь, два иранских ковра, один в спальне, а второй запросто на пол положен, магнитола Шарп три семерки, как я в комиссионке на Карла Маркса видела. Выглянула в окно, а там сплошные иномарки, народ весь в пижиковых шапках, хотя и погода теплая, а кто не в пыжике, тот в военной форме. Но главное - чистота, чистота кругом необыкновенная. Слышу кто-то в ванной комнате, по звукам догадываюсь, что мужчина. Открывается дверь, выходит, как вы думаете кто. Толик - метр восемьдесят, голый, накачанный как греческий бог, ну и все остальное тоже. Я сделала вид, что ничуть не удивилась, только спрашиваю:
- А где этот еврей?
А он говорит:
- Какой тебе еще еврей. Они в девяносто первом все уехали, у нас город образцовой расовой чистоты. Юденфрай.
Subscribe

  • (no subject)

    Вот помню как сейчас, зимой 1984 года прохожу мимо столовой на Козлова. Из полуподвального помещение, где кухня запах пирожков с яблочным повидлом.…

  • Стеб во время чумы

    --------------------------------------- Даниял Бамматов-Париславский (Даниял Бамматов): Старая центральная мечеть в Каспийске сегодня приняла…

  • Фасеточное зрение.

    ---------------------------------------------- - Слушай, я смотрел, у тебя больше двух тысяч френдов. - Две тысячи двести семьдесят четыре. - Это…

Comments for this post were disabled by the author