brighton_man (brighton_man) wrote,
brighton_man
brighton_man

Американская учительница полового воспитания

- Мать продашь, в жопу дашь или светлану поцелуешь? – спросил судья.

- A Светлана - это кто?

- Не кто, а что. Светлана - это параша. Поцелуешь парашу?

- Нет, ребята, я ничего не могу из этого выбрать.

- Прокурор, чего ты молчишь?

Прокурор, 60-летний мужик из Смолевич по кличке 'Пожарник', обвиняемый в попытке поджога своего собственного сарая, сказал:

- А что тут гаварыть, адпустите хлопца, нашто яго мучать.

Судья, молодой хулиган, недавно прибывший в нашу камеру из камеры, где содержатся несовершеннолетние преступники, настаивал:

- У него статья плохая. Без приемки сажать его за общий стол нельзя.

- Какая еще статья?

- За мохнатый сейф.

- Какой такой сейф? – пытался оправдаться подсудимый. - У меня 115-ая через семнадцатую – попытка изнасилования.

- Вот я и говорю - за мохнатый сейф! Палач, иди сюда, въеби ему один раз, а то он что-то много разговаривает.

- Стоп, ребята, - сказал я, избранный для участия в этом судебном заседании в качестве адвоката. - У него следователь – Коробчиц.

- Следователь Коробчиц? Так чего же ты молчишь, рассказывай.

 Зовут его Геннадий, ему 18 лет, и у него еще ни разу не было женщины. За день до событий Геннадий купил у поляка в подвальном баре возле ГУМа, который в народе называется ‘Гадюшник', порнографический журнал. Большой толстый полноформатный цветной журнал на английском языке. Журнал стоил 30 рублей и состоял из сюжетных комиксов, но не рисованных, а из настоящих фотографий. Фотографии сопровождались простыми текстами, которые Гена переводил без словаря: "о фак, о май гад, о джизус, о шит..." и так далее.

 Журнал произвел на Геннадия необыкновенное впечатление. Особенно сильным был сюжет, где учительница на уроке полового воспитания (а что вы думаете, у них в Америке вполне такое может быть) ассистировала двум школьникам старшеклассникам – мальчику и девочке. Если присмотреться внимательно, то можно было заметить, что школьники - вовсе и не школьники, а специально подобранные под сюжет травести, но учительница была настоящая. У нее были длинные сильные ноги, мощный, как у медведицы, лобок, небольшая острая грудь и властное лицо с красиво очерченным подбородком. Голова ее, как короной, венчалась эсэсовской фуражкой с высокой тульей. В руке она держала длинную учительскую указку...

- Все, - сказал себе Геннадий, - так дальше жить нельзя. Нужно что-то делать. Должны же быть женщины, которые бы позволили мне совершить это, если не по любви, то хотя бы за деньги. Где эти женщины? На вокзале!

 Полный решимости, прихватив с собой изрядную сумму в 50 рублей, Геннадий отправился на вокзал. Он бродил по вокзалу, с тоской и вожделением вглядывался в женские лица и нигде в суетливой толпе этой прекрасной незнакомки не обнаруживал. Вечерело... Уже совсем потеряв надежду, он ушел с железнодорожного вокзала к площадкам, где стояли пригородные автобусы, и вдруг возле икаруса, отправлявшегося по маршруту 'Минское море', увидел ее – учительницу. Это была она - сильный пронзительный взгляд, волевой подбородок, и, под некрасивой мешковатой одеждой, сшитой фабрикой 'Калинка', отчетливо угадывались сильные длинные ноги, мощный, как у медведицы, лобок и маленькая острая грудь. "О май гад, о фак, о джизус!" – мысленно воскликнул Геннадий и встал в очередь на посадку.

Он сел  позади и наблюдал. Она ела купленный на вокзале пирожок с повидлом и запивала газированным напитком "Буратино". "Милая моя, - думал Геннадий, - ты бы только попросила меня, я бы купил тебе этих пирожков на все деньги, что у меня есть, на 50 рублей - целый ящик пирожков с повидлом."

 На станции Ждановичи она вышла, Геннадий последовал за ней. Женской интуицией, не оборачиваясь, она  быстро обнаружила его преследование и ускорила шаг, но Геннадий  держал дистанцию, поскольку был налегке, а учительница была нагружена довольно тяжелыми авоськами. Она не выдержала темп и остановилась. Гена подошел к ней ближе. Она тяжело дышала, в темноте блестели ее глаза. Сквозь сильный аромат духов "Москва" Геннадий ощутил легкий запах женского пота. Она была настоящая - эта учительница.

- Вы не боитесь, что вас изнасилуют? – вдруг, неожиданно для самого себя, спросил Гена.

- На чорта я кому здалася!

О боже, она говорила на милом ему диалекте,  эта американская учительница полового воспитания.

Он сильно толкнул ее в грудь, и она упала в кусты, не выпуская из рук авоськи. Сверху упал Геннадий.

- Блядь, что ты делаешь, козел, ты мне колготки порвал, – сказала американская учительница.

Гена потянулся к губам. Она потрогала его в паху и сказала:

- У тебя все равно ничего не получится. Идем лучше ко мне. Там все сделаем, как надо.

Вдруг что-то случилось с ним, какая-то вспышка в голове, и он понял, что пришла первая любовь.

Он помог ей подняться и старательно отряхнул с ее одежды прилипший лесной мусор.

- Простите меня, - сказал он, - я куплю вам новые колготки и пирожков куплю.

- Каких еще, на хуй, пирожков? - сказала она.

- С повидлом.  Давайте я понесу ваши сетки.

Она согласилась, понимая, что с занятыми тяжелыми сетками руками этот ночной идиот будет безопаснее.

Они шли по тропинке по указателю "Пионерлагерь "Ленинец", когда из темноты появился велосипедист.

Вдруг учительница закричала: "Держи его, он меня изнасиловал!"

Велосипедист спешился и спросил у Геннадия, который стоял перед ним с двумя тяжелыми сетками в руках: "Это правда?"

Не зная, что сказать, Геннадий молчал и разглядывал бельевую прищепку, которой была заколота правая штанина велосипедиста.

- Вы хотели изнасиловать мою жену? – повторил свой вопрос велосипедист.

- Да, - сказал Геннадий, - я ее люблю.

- Пройдемте со мной, – сказал велосипедист. И Гена послушно, совершенно обезволенный вероломством любимой женщины, с теми же авоськами в руках поплелся за велосипедом.  Позади на сильных длинных ногах, с лобком, как у медведицы, и маленькой острой грудью вышагивала американская учительница полового воспитания.
Subscribe

  • (no subject)

    Вот помню как сейчас, зимой 1984 года прохожу мимо столовой на Козлова. Из полуподвального помещение, где кухня запах пирожков с яблочным повидлом.…

  • Стеб во время чумы

    --------------------------------------- Даниял Бамматов-Париславский (Даниял Бамматов): Старая центральная мечеть в Каспийске сегодня приняла…

  • Фасеточное зрение.

    ---------------------------------------------- - Слушай, я смотрел, у тебя больше двух тысяч френдов. - Две тысячи двести семьдесят четыре. - Это…

Comments for this post were disabled by the author