Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Записная книжка.

Назовите мне самую распространенную русскую фамилию. 'Иванов', скажете вы, а вот и нет. Самая распространённая русская фамилия - 'Аноним'.
------------------------------------------------------------------------
А я ему так и говорю - перестань всех преследовать этим своим троллингом, этим своим спамом, этим своим вайпом, этим своим флудом, этим своим флеймом. Оставь у меня в ленте хотя бы одного юзера, который был бы умнее тебя...
----------------------------------------------
Проблема официальной русской историографии в том, что россияне стали жить долго, так долго, как раньше никогда не жили, и всякий раз, когда российская история заходит на следующий круг, находится все больше свидетелей готовых подтвердить, что вся эта херня в точности случалась прежде не один раз.
------------------------------------------------
В 1999 году я встретился в NY со Стасом Наминым и случайно в разговоре назвал его Чеславом Неменом. Он так обиделся.

(no subject)

А вы заметили, что русские и украинцы оспаривают между собой историческое право любить евреев с особой силой. Беларусы стоят в стороне скромно потупившись.
--------------------
В классе, где я учился между партами проходила черта оседлости.
-------------

Если в одном месте антисемитизма убудет, то в другом его непременно прибудет.

(no subject)

Ничего в ней особо привлекательного, кроме молодости, не было и он, избалованный женским вниманием , заинтересовался только потому, что знал - ее муж партийный. Интересно, как это делают жены членов КПСС? И не пожалел. Делала она это яростно, страстно, отчаянно, как если бы делала в первый и последний раз. Она так и сказала : "Больше ты меня никогда не увидишь". А на завтра пришла опять.

(no subject)

Я уже думал, этот СССР никогда больше не вылезет. В 1991, когда впервый раз после эмиграции приехал в Москву, было такое тайное ликование: Ну все, коммунистам пиздец. Они и сами это поняли.
По Старому Арбату ходил и смеялся. Туда, как к Мавзолею знамена, свезли все старые символы повергнутой власти для продажи на сувениры.
Друзья, сухумские грузины, потащили меня к себе в офис и упросили главного вора показать американцу общак - большой железный шкаф, где как в поленнице лежали пачки новых российских денег.
Спросили: - Хочешь ахуительно красивую проститутку.
- Не знаю, - сказал я.
- А хочешь красивую и умную.
- Бывают такие?
- На философском факультете МГУ учится. Может всю ночь с тобой говорить.
- Дорого, наверное?
- Сто Пятьдесят баксов. Секс, трава и широколистный индийский чай Акбар входят в стоимость услуг.
- Неужели такое возможно? - спрашивал я.
- Старик, - это Москва.

Господа евреи-либералы, если вы полагаете, что все спорные вопросы можно решить прямым тайным голосованием, то знайте, что антисемитов на нашей планете значительно больше, чем евреев. Остальные - воздержавшиеся.

Зов предков.

- Русская на еврейка не переправить, - сказал муж.
- Почему? – спросила она.
- Сильно большая разница.
- И что, мне теперь сидеть здесь из-за этого до конца света.
Ах, если бы сделать это лет двадцать назад, вместе со всеми, повинуясь древнему инстинкту, который гонит еврея как крысу с тонущего корабля, еще за долго до того, как корабль отчалил от берега. Но еврейкой она была только наполовину, по папе. А галактически, почему галактически, надо было по маме. Мама была русская. Смешаные браки ослабляют инстинкт. И только сейчас, когда все нормальные люди были уже там в Америке, или на худой конец в Израиле, она почувствовала зов.
- Ну, сделай что-нибудь, ты же художник! - крикнула она ему.
- Ну, какой я художник, я учитель рисования, - ответил он в отчаяньи. - У меня руки трясуться. Мне выпить нужно.
- Хуй ты уменя что получишь, сказала она и даже показала этот хуй, как в переводных американских фильмах, оттопыренным средним пальцем.
Она давно бы послала подальше этого жалкого алкаша, но сложно замысленная комбинация по квартирному обмену с учетом двухкомнатной квартиры в центре города, которая находилась в его собственности, удерживала ее от этого.
- Дай сюда, - она вырвала из его рук паспорт, - я сама это сделаю.
Чиновник в израильском консульстве оказался гнидой. Он разговаривал с противным местечковым акцентом, который ей хотелось передразнивать. Она с трудом подавляла в себе это желание. Взяв паспорт, он сразу же увидел подделку, пощупал пальцем место, где была пятая графа, посмотрел страницу на свет и сказал:
- Что ви мине дали не есть паспорт.
- А что?
- Что ви мине дали есть ксива. Поддельный документ. Забирайте это, уходите и не возвращайтесь обратно. Дорога в Израиль для вас закрыта на десять лет. Ви будете в черных списках.
- Вы не имеете права, я еврейка. Даже советская система была либеральнее. По кому хочешь по тому и выбираешь национальность. Конечно, тогда я выбрала - русская.
- Ви все правильно вибрали, - сказал он. Русский – очень хорошая национальность. Русские спасли нас от Гитлера. Но к сожалению для репатриации в государство Израиль этого не достаточно.
- Зря спасли, - сказала она неожиданно для самой себя.
Израильтянин посмотрел на нее внимательно и нажал кнопку вызова охраны. Охранник, здоровенный детина, смуглый со сросшимися бровями по-борцовски взял ее подышки, вытащил на улицу и передал внешней охране. Сотрудник внешней охраны был из наших, поэтому церемониться с ней не стал и когда она попыталась что-то сказать, сильно толкнул ее в грудь она упала и порвала новые колготки, которые специально надела для визита в консульство.
Что-то древнее сильное яростное ударило ей в голову, она встала, подняла кулаки и прокричала странную фразу, которую прежде никогда не говорила, не слышала и смысла которой сама до конца не понимала:
«Погодите, мы еще будем вашей кровью крыши красить!»

(no subject)

Секса нет еще со времен СССР, слово "хуй" запрещено, клитор обрезан - смертность в два раза превышает рождаемость.

(no subject)

- Все мы русские, - сказала она, - не важно, что похожи на своих предков.
- А вот и нет! - воскликнул Рабинович запальчиво. - Я - еврей.
Когда он нервничал, то начинал картавить как Ленин.

- Хороший логопед вылечит ваше еврейство за два сеанса, - сказала она.

(no subject)

Я понимаю, почему так сложилось с названием улиц в украинских городах. Просто в украинской истории нет героев с безукоризненной биографией, вот и приходится идти на компромисс: Богдан Хмельницкий, Петлюра, Бандера, Шухевич...
Конечно, можно было бы сделать, как американцы: "сорок вторая стрит - восьмая авеню." Но не тот человек хохол, чтобы жить как пешка на шахматной доске.
Хотя, с другой стороны, принято же сумашедшие дома называть именами великих психиатров.